Варшавский форум безопасности — уже традиционное мероприятие в польской столице, на котором собираются для обсуждения существующих и перспективных вызовов в регионе. Поэтому присутствие генерального секретаря ОБСЕ Томаса Гремингера была логичным.

Тот был избран на эту должность в середине июля текущего года, имеет опыт военной службы и значительный опыт дипломатической работы в ОБСЕ. Видимо, от представителя несколько веков нейтральной Швейцарии априори не стоит ожидать острых заявлений, однако слова Гремингера про «украинский кризис» вызвали возмущение среди представителей Украины, которые слушали его выступление.

Наблюдаем дипломатический парадокс: Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе не решается называть агрессию агрессией, давать публичные оценки нарушению территориальной целостности Украины и настаивать на неприкосновенности государственных границ в Европе. Зато Гремингер констатировал, что переговоры о реализации Минских договоренностей оказались в тупике. И, похоже, вспомнив о военной службе, выразил обеспокоенность высокой концентрацией техники на линии соприкосновения.

Стоит отметить, что позиция генсека ОБСЕ является показательной и коррелирует с событиями в ПАСЕ. Решение Комитета Министров Совета Европы, который отметил прогресс реформ в Украине и напомнил России об ответственности за выполнение Минских договоренностей, является приятным исключением в общем тренде роста влияния России на позицию европейских стран. Кремль, практически не скрывая намерений, шантажирует международные организации, предлагая выбирать между «пониманием» по собственному рецепту и дискредитацией или финансовым обезвоживанием. И позиция Гремингера в вопросе конфликта на Донбассе показательна — публично лить воду, чтобы не раздражать русского «медведя».

Евгений МАГДА