В этом Карельском урочище 4 ноября 1937 года, накануне 20-летия октябрьского мятежа, чекисты расстреляли сотни украинцев, среди которых было немало писателей, поэтов, артистов и драматургов.

С первых дней оккупации Украины, российско-большевистская власть начала поиск так называемых «врагов народа». Больше всего их было, по мнению кремлевских палачей, среди интеллигенции. И уже в 20-х годах многие ее представители оказались в отдаленных районах России, где им предстояло пройти «трудовое перевоспитание».

В декабре 1934 года был убит Сергей Киров — партийный руководитель Ленинграда. Этот случай власть использовала для новой волны репрессий против украинской интеллигенции, обвинив в буржуазном национализме многих ее представителей, в частности Григория Косынку, Костя Буревия, Дмитрия Фалькивского, Алексу Влызько, Ивана Крушельницкого …

Государственное политическое управление (ГПУ) фабриковало списки вымышленных антисоветских организаций, которых «развелось на Украине очень много». Тех, кто «входил» к ним, палачи в чекистских кожанках под пытками заставляли признаваться в несбывшихся преступлениях. Одной из первых был «создан» СОУ — Союз освобождения Украины, которому инкриминировали подготовку убийства Сталина и отделения Украины от СССР. Тогда же осудили почти 50 ведущих ученых и писателей, среди них С. Ефремова, М. Слабченко, Г. Голоскевича, В. Чеховского, А. Никовского.

Перед этим, в 1931 году, распустили историческую секцию Михаила Грушевского, вызвав ученого в Москву, а его учеников начали преследовать. В 1930 году уничтожили Украинскую автокефальную православную церковь. Митрополита М. Борецкого, а также десятки епископов и тысячи священников отправили в концлагеря. Впоследствии, закрыли Институт демографии АН УССР, который возглавлял выдающийся ученый М. Птуха.

В записках одного из лидеров большевистского режима в Украине Павла Постышева написано: «Обнаружив националистический уклон Скрипника, мы не могли не освободить структуру украинской социалистической культуры всех национальных элементов. Была проделана большая работа. Достаточно сказать, что только один наркомат образования мы очистили от двух тысяч людей, принадлежавших к националистическим элементам, среди них около 300 ученых и писателей».

В архивах сохранились сотни оперативных разработок на украинских деятелей культуры. Как только их там не называют! Но чаще всего они фигурируют как «враждебные элементы» и «буржуазные националисты», «петлюровцы», которые «подрывают основы безопасности социалистического государства». Кто же они, эти «буржуазные националисты»?

Валерьян Подмогильный. 11 января 1935 года, не выдержав пыток, признался в принадлежности к «группе писателей-националистов с террористическими настроениями в отношении вождей партии», под пытками также признал, что «политика коллективизации привела украинское село к голоду». Сначала «самый гуманный советский суд» избрал ему наказание в 10 лет лагерей, а в 1937-м специальная тройка УНКВД Ленинградской области вынесла приговор — расстрел.

Валерьян Полищук. Писатель, литературный критик и публицист. В ноябре 1934 года арестован органами ГПУ, а в марте 1935-го выездная сессия Военной коллегии Верховного Суда СССР приговорила его на 10 лет исправительно-трудовых лагерей. «Исправлялся» на Соловках, где его впоследствии расстреляли.

Григорий Эпик. Писатель, переводчик и публицист. Был активным членом Союза крестьянских писателей «Плуг». По воспоминаниям современников, подавал большие надежды как писатель. Но в декабре 1934-го его творческая деятельность была оборвана: арестовали за «принадлежность к контрреволюционной националистической организации, которая планировала террористические акты против руководителей Компартии и правительства».

Николай Зеров. Был талантливым поэтом и литературоведом, переводчиком античной поэзии. Сначала его уволили из университета, где он преподавал, а в ночь с 27 на 28 апреля 1935 года арестовали. Обвинения предъявили традиционное: руководство контрреволюционной террористической националистической организацией. Военный трибунал Киевского военного округа рассмотрел судебное дело на закрытом судебном заседании и приговорил Зерова к 10 годам заключения, но в 1937-м он был расстрелян.

Советский режим любил привязывать те или иные события к очередной годовщине октябрьского мятежа: вводились в эксплуатацию заводы и электростанции, собирались «рекордные» урожаи. А еще — проводились массовые расстрелы людей. Именно накануне 20-й годовщины большевистского мятежа осенью 1937 года в урочище Сандармох в Карелии были расстреляны сотни лучших сынов нашего народа — представители творческой интеллигенции, в частности Лесь Курбас, Николай Кулиш, Валерьян Подмогильный, Павел Филипович, Мирослав Ирчан, Марко Вороной и другие .

Перечень украинских поэтов и писателей, артистов и драматургов, жизнь которых была грубо оборвана за тысячи километров от родной земли, — в урочище Сандармох — можно продолжать. Таких Сандармохов на просторах советской империи было сотни.

Органы НКВД, а затем МГБ, КГБ СССР и ФСБ Российской Федерации всячески скрывали место массовых убийств от родственников погибших и общественности. Вследствие спецоперации чекистов осенью 1937 года след Соловецкого этапа вообще «потерялся». Поэтому и было предположение, что людей утопили в Белом море.

Однако в 1995 году во время так называемой «ельцинской оттепели» в архивах Архангельского управления ФСБ были найдены документы, среди которых были и списки расстрелянных в урочище людей. Из них стали известными фамилии главных палачей, которые выполняли приговоры так называемых троек 27 октября и 1-4 ноября 1937 года. Одним из них был капитан госбезопасности Михаил Матвеев, а наиболее активно помогал ему тоже сотрудник НКВД Георгий Алафера.

Сергей Зятьев, «Народная армия»