По мнению французской прессы, одной из целей визита Владимира Путина в Иран стало выражение поддержки перед лицом угроз, прозвучавших из уст Дональда Трампа. Сам Путин, правда, этого прямо не сказал. В США и так всерьез заинтересовались похождениями его агентов влияния во время предвыборной кампании, а американский президент сейчас изо всех сил вынужден доказывать, что никогда не имел ничего общего с Россией. Отсюда и полутона, которыми окрашена поездка российского лидера. Иными словами, он хотел бы с одной стороны показать Америке очередную фигу, флиртуя с Ираном, а с другой, не доводить до серьезного обострения с Соединенными Штатами. Но вот иранского президента Хасана Рохани, озабоченного собственными интересами, такие тонкости не волнуют. Поэтому, как пишет Le Monde, он прямо заявил по итогам переговоров, что Россия поддержала его страну в противостоянии с Трампом.

Путин, в свою очередь, высказался аккуратнее. Он заверил, что поддерживает соглашение, заключенное в 2015 году между Ираном и Группой Шести (Великобритания, Франция, Германия, США, Китай, Россия), позволившее отменить международные экономические санкции против Тегерана. Условием отмены санкций стал отказ исламской республики от попыток заполучить ядерное оружие. Таким образом, российский президент хочет продемонстрировать, что всего лишь разделяет мнение большинства европейских лидеров. Не секрет же, что и президент Франции Эммануэль Макрон выступает за соблюдение соглашения, в чем он безуспешно пытался убедить Дональда Трампа. Но тут есть нюанс. Позиция Макрона состоит в том, что аннулирование договоренностей с Ираном опрометчиво, пока не найдено более эффективное мирное решение. А Путин, по сути, продолжает советскую международную политику, когда любой вступивший в конфликт с Соединенными Штатами мог рассчитывать на поддержку СССР. Причем, без особой выгоды для последнего.

Le Monde обратила внимание, что визит российского президента состоялся на следующий день после того, как Казначейство США объявило о новых директивах по реализации закона, вводящего очередные санкции против России и Ирана (сам закон был принят в августе). На это же обстоятельства указала и L’Express. Газета написала, что в этом документе оба государства квалифицируются, как «противники Америки». Она также пояснила, что Россия попала туда, в основном, из-за продажи Ирану оружия.

Что касается Путина, то он, видимо, считает, что устроил «ответку», о чем непременно с восторгом расскажут российские СМИ. Но в мире это, скорее всего, будет воспринято ни как проявление молодецкой удали, а доказательство неразборчивости в связях и того, что с Россией надо держать ухо востро.

Тем более, что Рохани оказался более разговорчивым и раскрыл детали беседы, о которых умолчал Путин. Например, он заявил, что сотрудничество между Москвой и Тегераном «полезно» для борьбы с американскими санкциями. Оказывается, Иран и Россия могут «нейтрализовать» их, «в частности, путем замены доллара на свои национальные валюты в общих экономических обменах». Тут можно сказать, что мечтать не вредно. Хотя вряд ли Иран, после отмены санкций увлеченно продававший нефть за доллары, вдруг понял, что страшно недооценивал рубль. Скорее, риск вновь превратиться в изгоя заставляет его искать поддержку везде, где возможно. Однако ставка на Россию выглядит не слишком удачной: взаимная дружба двух enfants terribles мировой политики вряд ли вызовет симпатию у окружающих.

Галина Кириллович