Французская пресса написала о нападении на заместителя главного редактора «Эха Москвы» Татьяну Фельгенгауэр. Журналисты полагают, что дело не только в психическом состоянии нападавшего, но и в той обстановке ненависти, что сложилась в последнее время в России. Libération, например, отметила, что Татьяна Фельгенгауэр известна своей антикремлевской позицией, а «Эхо Москвы» остается одним из немногих российских СМИ, которое «транслирует альтернативные точки зрения». Хотя радиостанция с 2001 года контролируется группой «Газпром», ей удается «избегать цензуры, доминирующей в российском медиа-пространстве». «Журналисты и ведущие «Эха» заявляют, что регулярно получают угрозы в социальных сетях», — подчеркивает газета. Она также отмечает, что серьезную роль в этом прессинге играет климат ненависти, порожденный государственной пропагандой. Так, канал «Россия 24» обвинил «Эхо Москвы» и лично Фельгенгауэр в работе на Госдеп США.

Le Monde, в свою очередь, цитирует журналиста «Эха Москвы» Сергея Пархоменко, который также видит причину нападения в разжигании нетерпимости к иным мнениям. «Мы все подвергаемся агрессии со стороны кремлевской пропаганды, — говорит Пархоменко. — Я не думаю о ФСБ, я думаю, что все сумасшедшие люди находятся под этим давлением. Напавший на Татьяну просто смотрел телевизор».

На то, что Татьяна Фельгенгауэр является критиком Кремля, обратила внимание Le Parisien. Издание приводит слова главного редактора «Эха Москвы» Алексея Венедиктова, заявившего, что это не первый журналист радиостанции, подвергшийся нападению. Не так давно, после атаки на ее дом и машину, Россию покинула известная ведущая Юлия Латынина. До этого уехать за рубеж предпочла Карина Орлова.

О тех же обстоятельствах говорит и телеканал BFM. «Эхо Москвы» — главная витрина свободной журналистики в России – находится под давлением Кремля», — сказано в сообщении на сайте канала, который называет это радио «бастионом журналистского сопротивления».

О степени независимости «Эха», конечно, можно спорить, но то, что оно выгодно отличается от большинства российских СМИ — бесспорная истина. Поэтому история с нападением на Татьяну Фельгенгауэр – это история о том, что даже сдержанная критика в нынешней России становится опасной. Причем, опасность не всегда исходит от самой власти. Волна ненависти, захлестнувшая страну со времен аннексии Крыма и начала войны на Донбассе, породила бессчетное число неадекватных фанатиков, готовых хоть взрывать кинотеатры, хоть резать людей. И это не только внутренняя проблема России. Этих «зомби» можно использовать как угодно и где угодно, и где гарантия, что некоторые из них не перенесут свою деятельность в Киев, Лондон или Париж, как это делают боевики Исламского государства? Хотелось бы, чтобы Европа начала это понимать.

Галина Кириллович