Россия в очередной раз подтвердила репутацию страны, бесконечно далекой от европейской цивилизации. Le Monde рассказала французам о православных экстремистах, которые по своим взглядам и методам мало отличаются от пресловутого Исламского государства. «Православные фанатики видят в Николае II, последнем русском императоре, святого, убитого большевиками-евреями», — пишет газета.

Французов эта новость должна, мягко говоря, удивить. Гремучая смесь из клерикализма, монархизма и антисемитизма в Европе, как известно, не приветствуется и давно является уделом маргиналов, хотя во Франции есть поклонники царя. Русскую историю они, как правило, знают отрывочно и умиляются семейным фотографиям последних Романовых, плохо понимая, что же стало причиной революции и всей цепочки последующих трагедий. Возможно, статья, опубликованная Le Monde, поможет им разобраться в том, что же в действительности стоит за внезапно вспыхнувшей у некоторых россиян любовью к Николаю II и какие силы на самом деле стоят за этой «страстью».

Издание подробно описывает, как готовил в Екатеринбурге теракт 39-летний механик Денис Мурашев. В начале сентября он хотел взорвать кинотеатр «Космос», протестуя против показа фильма «Матильда», ставшего объектом ненависти православных экстремистов во главе с бывшим прокурором аннексированного Крыма Натальей Поклонской задолго до выхода на экраны. «Мурашев обвинил его (кинотеатр – прим. редакции) в желании показать «Матильду» Алексея Учителя, фильм, который он считает кощунственным для своего кумира, последнего русского царя, — объясняет детали происшествия Le Monde. – В его глазах такое оскорбление заслуживает наказания». К счастью, теракт не удался и грузовик, начиненный тремя газовыми баллонами и бензином, взорвался, не вызвав жертв и разрушений, но, как отмечает журналист, «эта неудачная попытка – далеко не единственный случай в России Владимира Путина».

«Еще до национальной премьеры, запланированной на 26 октября, фильм спровоцировал серию жестких акций против кинотеатров, студии режиссера и офиса его адвоката в Москве», — говорится в статье. Le Monde отмечает наличие в России экстремистских групп, стремящихся отомстить в преддверии столетней годовщины расстрела царской семьи в ночь с 16 на 17 июля 1918 года. Эта дата смущает власть, которая не определилась со своей позицией, и экстремисты пользуются возникшим вакуумом, не встречая серьезного противодействия. Газета приводит мнение специалиста по религии Сергея Шапнина, утверждающего, что «некоторые радикальные православные признают насилие, как возможное средство против тех, кто думает по-другому». «Мурашев – типичный фанатик из этого движения, поддерживаемого частью духовенства», — объясняет он.

Нельзя не отметить, что способ действий, избранный Мурашевым, даже в деталях напоминает тот, что нередко используют исламские радикалы в Европе. Тут и грузовик, начиненный взрывчатым веществом, и идея направить его в здание (ладно хоть не в толпу, как на Английской набережной в Ницце). Поэтому ассоциации у читателей Le Monde, опубликовавшей очень своевременный текст, непременно возникнут. А, если они продолжат размышлять дальше, то должен появиться и другой закономерный вопрос: почему в России, где власть без раздумий прибегает к насилию в отношении оппозиции, включая школьников, она не в состоянии обуздать экстремистов, представляющих реальную опасность? Не может или не хочет? В первом случае, она просто слаба, во-втором (что более реально) собирается их как-то использовать, а для европейцев это уж совсем не комильфо.

Галина Кириллович