Оказывается, профессиональные вызовы могут стать для юриста хорошим поводом для отказа от антикоррупционной деятельности и сосредоточении на адвокатской практике. Вот только последствия от подобного изменения позиционирования иногда стоит просчитывать. Тем более, если раньше говорил о переживаниях за судьбу страны.

Для начала подчеркну: Виталий Касько, безусловно, имеет право сосредоточиться на адвокатской деятельности, тем более, что дело «Трейд Коммодити» интересно не только с финансовой точки зрения. Эта коммерческая структура стала известной на прошлой неделе после задержания детективами НАБУ заместителя министра обороны Игоря Павловского и нескольких его заместителей. Им инкриминируют злоупотребление при закупке топлива для нужд военных на сумму 149 000 000 гривен. И обвиняемым по резонансному делу целесообразно иметь своим защитником юриста с большим опытом работы и в прокуратуре, и в адвокатуре.

Напомню, что Касько — бывший заместитель генерального прокурора, который стал широко известен после дела «бриллиантовых прокуроров» вместе с Давидом Сакварелидзе. Роль неподкупного борца с коррупцией обоим удалась неплохо, разве что Сакварелидзе сегодня более сосредоточен на политической деятельности. Изменении амплуа предшествовал публичный конфликт с тогдашним генеральным прокурором Виктором Шокиным. Виталий Касько, который не продемонстрировал впечатляющих успехов в поисках активов Януковича, после увольнения из ГПУ стал членом правления «Transparency International Украина» — ведущей антикоррупционной организации. 14 октября Касько объявил о выходе из правления ТІУ.

Можно только посоветовать общественным деятелям, которые берут на себя роль истины в последней инстанции и умело оперируют юридическими терминами, согласовывать собственные действия не только с коллегами, но и с общественными ожиданиями. Позволю себе предположить, что правовой кульбит Касько в глазах рядового украинца — переход на сторону зла и существенная дискредитация антикоррупционного движения в глазах заинтересованных граждан. И выигрывают от него разве что в «Трейд Коммодити».

Евгений МАГДА