Внесение двух президентских законопроектов по реализации государственной политики по возврату Донбасса и альтернативы от вице-спикера Оксаны Сыроед и членов фракции «Самопомощь» существенно оживило дискуссию о перспективах урегулирования конфликта на востоке Украины. Попробую присоединиться с несколькими тезисами.

Первый. Даже принятие любого закона без подписания его президентом не будет означать существенные изменения в этой политике. Вспомните события осени 2014 и 31 августа 2015, и сможете понять, о чем идет речь.

Второй. Решать проблему реинтеграции Донбасса с позиции силы Украина сегодня не в состоянии. Это объективная реальность, как и отсутствие «умных» боеприпасов, способных не перелетать на территорию России в случае наступательной операции украинских войск на востоке страны. К сожалению, в потенциальном конфликте с Россией поддержки Запада не стоит ожидать даже на словах.

Третий. Минские договоренности 2015 года были «освящены» решением Совета Безопасности ООН. Да, это гибридная дипломатия, игра по совершенно другим правилам, однако невыполнение их Россией вызвало усиление санкций против Кремля, которые он чувствует, пусть и отрицает. Украине важно не оказаться в образе нарушителя.

Четвертый. На неконтролируемых территориях проживают миллионы людей, у подавляющего большинства которых сохранились такие же паспорта граждан Украины, как у киевлян, львовян и других жителей страны. Это следует учитывать и строить понятную стратегию реинтеграции территорий, говорить в этом вопросе одним голосом.

Пятый, наиболее крамольный тезис. Многих боевиков, которые не совершили военные и тяжелые уголовные преступления, так же, как и людей, работавших исполнителями в «органах власти молодых республик», придется амнистировать. Таковы реалии урегулирования подобных конфликтов. Не думаю, что Украина может себе позволить создать фильтрационный лагерь на несколько сотен тысяч человек на территории нынешних ОРДЛО. И если политики не готовы говорить об амнистии, это не уменьшает ее актуальности.

Евгений МАГДА