Пока общество яростно спорит по поводу того, было ли место диверсии в пожарах на складах боеприпасов в Калиновке, мы немного заинтересовались тем, как вообще охранялись вышеозначенные склады.

Итак, охраной складов боеприпасов официально занимается ВОХР МО — военизированная охрана Министерства Обороны. Создана эта охрана была всего лишь год назад, и, судя по всему, чёткий алгоритм работы всё ещё не налажен.

Для складов под Винницей из бюджета было выделено 25 миллионов гривен по словам Министра обороны Степана Полторака или 16 миллионов гривен по словам Главного военного прокурора Анатолия Матиоса. Последний был более конкретен и даже рассказал о том, что средства направлялись в воинскую часть начиная с апреля 2017 года и на данный момент из них потрачено было всего 2 миллиона гривен.

Помощник Министра обороны Юрий Бирюков рассказал также, что из 11 км ограждения самых больших в Украине складов с боеприпасами, 5 км — попросту отсутствовало. На восстановление ограждения, по его словам, проводится тендер. По его же словам, охраняло объект всего 25 человек, хотя документально штат должен быть 75 и более человек.

Известный же волонтёр Роман Доник недавно заявил, что он выяснил, что для охраны выделялось не просто мало — а катастрофически мало денег.

«Зарплата раза в три меньше чем в ВСУ, форму не выдают, финансирование по остаточному принципу. Жилья, даже временного, тем более нет. Общежитий и всего прочего так же не предусмотрено. Если склад в глуши, как в случае с Калиновкой, то кто туда поедет? Только из местных, за мизерную плату. Вот примерно такой спецназ, набранный и финансируемый по остаточному принципу, охраняет военные склады. Тупо нет денег на большее.» — написал он на своей странице в Фейсбуке.

Как удалось выяснить нам, зарплата в ВОХР действительно небольшая, максимум она достигает 5 тысяч гривен — в зависимости от должности и количества смен. Форму и правда не выдают, но тут логика простая — в ВОХР берут из действующей воинской части, что предполагает собой наличие формы. Выделения каких-либо спец.средств для охраны складов не предусмотрено.

Теперь, при помощи простейшего подсчёта, давайте выясним, сколько же потрачено на охрану складов в этом году. Деньги начали поступать с апреля (интересно, кстати, а за счёт чего платили ранее?), следовательно идёт речь о пяти месяцах. Предположим, что все 25 человек получали максимум возможного — 5 тысяч гривен. 125 тысяч гривен в месяц, что за пять месяцев — 625 тысяч гривен. Вам тоже интересно на что, в таком случае, потрачен ещё 1 млн 375 тысяч гривен?

Конечно, можно смело прогнозировать то, что теперь ситуация кардинально измениться — если после такого резонанса ситуацию с состоянием и охраной складов не возьмут под контроль первые лица государства, то я не знаю что ещё тогда для этого надо. Но тем не менее, факт того, что во время масштабного военного противостояния, огромнейшие склады охраняются чёрт знает как, частично не имеют даже забора — печалит неимоверно. Перечитывать рассуждения профессионального диверсанта на тему того, как можно было бы устроить там пожар теперь просто смешно. Как и рассуждать о том, как своё оружие охраняют ведущие страны мира.

Виктор Сокуренко