Пока ультралевый Жан-Люк Меланшон мобилизует недовольных, противоположный фланг, собиравшийся было дать ему бой за лавры главных оппозиционеров, погряз во внутренних конфликтах. Брожение в недрах «Национального фронта» началось давно, но до поры до времени Марин Ле Пен удавалось держать ситуацию под контролем. Последним крупным столкновением было изгнание из партии ее основателя Жана-Мари Ле Пена, с которым ушли наиболее радикальные «фронтисты». Уход из политики (возможно, временный) его внучки и племянницы мадам Ле Пен — Марион Марешаль Ле Пен — публике объяснили личными причинами. Не исключено, впрочем, что в этом есть доля истины – бывший депутат Национальной Ассамблеи утверждала, что ей не хватает времени на воспитание дочери. Однако ее отношения с лидером партии во время электоральной кампании были далеко не лучезарные.

В итоге перед первым туром президентских выборов Нацфронт выглядел достаточно монолитным, но уже в преддверии второго тура вновь обнажились противоречия между умеренными и радикалами. Марин Ле Пен, пытаясь сохранить разношерстный электорат, балансировала, из-за чего ее позиция по принципиально важным вопросам (например, по евро) несколько раз менялась. Именно тогда наметился конфликт с лицом №2 партии Флорианом Филиппо, который вдруг обнаружил, что его отодвинули в сторону. Надеясь увеличить число своих избирателей, мадам Ле Пен в качестве потенциального премьер-министра назвала Николя Дюпон-Эньяна – консерватора, не являющегося членом Национального фронта, что, конечно, не обрадовало вице-президента партии.

После поражения Марин Ле Пен на президентских выборах и неудачи Нацфронта на выборах в парламент, все бесы внутренних конфликтов ожидаемо вырвались наружу. Флориан Филиппо создал внутри партии группу «Патриоты», которая придерживается более радикальных взглядов, чем соратники Марин Ле Пен, и пошел в наступление. Сначала лидер партии надеялась на компромисс. «Мы должны найти решение, в этом нет никаких трудностей, — цитирует ее Le Figaro. – Критики являются частью внутренней жизни движения. Мы должны сохранять спокойствие и вернуться к работе». При этом она, однако, потребовала от Филиппо отказаться от руководства «Патриотами», чего он, разумеется, делать не стал.

Обстановка накалилась. Тем более, что основным объектом нападок Флориан Филиппо выбрал другого вице-президента Нацфртнта Луи Алио – гражданского мужа Марин Ле Пен. Тот тоже не остался в долгу и обвинил коллегу в постоянном присутствии на телеэкране. Формальные основания для этого, надо заметить, есть. Флориан Филиппо является самым узнаваемым, после мадам Ле Пен, представителем Национального фронта и последние несколько лет представлял позицию партии в СМИ, что ни у кого не вызывало возражений. Но теперь ситуация изменилась. «Я не обязательно имею в виду Луи, но телевидение делает сумасшедших из тех кого туда не пригласили», — резко ответил Флориан Филиппо. Он также напомнил, что столкнулся с провокациями. Например, опубликованная в фейсбуке фотография, где он в компании сторонников ест в ресторане кускус, стала спусковым крючком для массовых обвинений лидера «Патриотов» в непатриотичности.

После всех этих взаимных обвинений и колкостей мир в партии кажется все менее реальным. Марин Ле Пен, раздраженная упрямством Филиппо, заявила, что может «взять на себя его обязанности». «Если несколько дней назад высокопоставленные представители Национального фронта пытались смягчить кризис, теперь кажется, что «развод» между лидером партии и лицом №2 актуален более, чем когда-либо», — пишет Libération. Издание отмечает, что некоторые наблюдатели уже сравнивают происходящее с драматическим конфликтом между Жаном-Мари Ле Пеном и Брюно Мегре в конце 1990-х годов. Тогда эта история кончилась уходом Мегре и основанием им своего движения.

На первый взгляд, «гражданская война» в Национальном фронте на руку Эммануэлю Макрону и правительству Эдуара Филиппа. Идеологические и личностные конфликты, раскалывая ультраправую оппозицию, дезориентируют ее сторонников и снижают авторитет партии. Но одновременно это серьезно усиливает левый фланг, который, как магнит, начинает притягивать всех недовольных. Так, выступления против реформы трудового законодательства, в первую очередь, ассоциируются с именем Меланшона, участвующего во всех крупных акциях протеста. И, может так статься, что пока общество опасается ультраправых, на краю левого фланга формируется не менее разрушительная сила. В конце концов, левые идеи довольно долго пользовались во Франции популярностью.

Галина Кириллович