«Режим тишины» на взводном опорном пункте «нарушают» звуки топора, кирки и оживленные голоса военных.

Бойцы готовятся к зиме и очередным «приветствиям» противника.

Ежедневно эти ребята Государственным гимном Украины напоминают российским оккупантам, в чью землю они ворвались! Он громко, а главное — точно «стреляет» в уши и сознание врага, травмирует его психику. Такая «информационно-психологическая операция» регулярно проводится бойцами на позиции, которую они между собой называют «муравейником».

Взводные опорные пункты здесь надежно закреплены на искусственном валу, который защищает взлетно-посадочную полосу донецкого аэропорта от бокового ветра. Сейчас на аэродроме сплошные руины, на полосе — сожжена военная техника. Еще чуть дальше окопались российские оккупанты.

— «Ди-джей Бо-Бо» — так я «окрестил» бойца, который включает громкоговоритель, — рассказывает командир ВОПа старшина Виталий Г. — Крутим им не только гимн. Время от времени включаем хорошую украинскую песню, надеясь сдвинуть с места тот российский тромб. Враг на это часто отвечает огнем, особенно вечером. Вероятно хотят попасть в наш скрытый динамик. Мы сейчас в основном укрепляемся. «Школьное» перемирие лучше всего для этого подходит.

На позиции взводного опорного пункта экскаватор не заедет, потому бойцы все делают вручную, действительно напоминая муравьев. Только вот возгорания, которые возникали из-за обстрелов российских захватчиков, нанесли немало хлопот не только военным. В соседнем Опытном огонь уничтожил десять домов. С такими масштабными августовскими пожарами военные самостоятельно справиться не могут. Здесь все черное и до сих пор пахнет горелым.

— Оккупанты «помогли» все поджечь накануне Дня независимости, — говорит Виталий. — Тогда договаривались о «школьном» перемирии, а пока оно не началось, они столько по нам выпустили и с дозволенного, и с запрещенного… За всю нашу ротацию это был самый мощный обстрел. Конечно, последствия, разрушения и на опорнике. Все исправляем, укрепляем, копаем новые позиции и блиндажи. Никто без работы не сидит, пока позволяет погода — работаем. Впереди похолодание и зима. И планов врага мы не знаем. «Сюрпризы» от него могут прилететь в любое время.

Поэтому «режим тишины» здесь нарушают звуки топора, кирки и оживленные голоса военных. На горе кипит работа…

— Футбол вчера смотрели? — спрашиваю у бойцов. — Наши вче-е-е-ера играли? — по тому, как пятеро из шести озабоченно повернули голову в мою сторону, понял, что фанатов сборной здесь немало. — С турками? Какой счет? — 2:0 в пользу наших!

— Ну, слава Богу! А кто забил? «Ярмола»?! Красава!

Этот диалог показывает, что даже ярые болельщики в районе АТО живут в совершенно другом измерении. Разве тот боец на родной Киевщине пропустил бы матч сборной.

— Стараемся использовать все, что есть под рукой, не ждем, пока лес привезут или кто-то за нас работу сделает, — рассказывает комвзвода. — Ребята у нас хозяйственные. В общем бригаду формировали преимущественно из добровольцев, кадровых офицеров здесь мало. Люди идейные, знают, за что воюют. Проблема в том, что мы не имеем постоянного места дислокации. Наш ППД — район АТО и полигоны.

В бригаде можно встретить кого угодно: врача, учителя, ученого, инженера и даже футболиста. Почти все — добровольцы. Пришли в военкомат сами, когда враг ворвался на украинскую землю.

Срочную Виталий служил в далекие девяностые. И был немало удивлен, когда на днях проверить боеготовность ВОПа прибыл его командир взвода, потом — старший лейтенант, а ныне — полковник, руководитель оперативно-тактической группировки. И сразу узнал своего солдата, было что вспомнить… Тогда Виталий был командиром танка. Когда мобилизировался, ему предложили снова возглавить танковый экипаж. Виталий отказался, поскольку в соответствии с Минскими соглашеними тяжелое вооружение отведено, а он стремился защищать страну с оружием в руках там, где трудно и опасно. И такое место нашел.

Сейчас Виталий сам управляет взводом, он — командир ВОПа. Ребята на позициях следят за терминалами и взлетно-посадочной полосой, чтобы не дать шанса противнику использовать аэродром.

Так и живут. Служат, воюют, спят, готовят еду. У каждого подразделения своя кухня. Автономность питания оправдана. У каждого свой вкус, аппетит и повар. 25-летний Дмитрий — механик-водитель боевой машины, он любит готовить, но о том, что заканчивал кулинарное училище, никому не рассказывает, чтобы не сели на голову.

— Вот теперь напишете, и все будут знать, — шутит Дима. — Но заставить меня постоянно чистить картошку у них не получится. Сейчас на обед будет борщ с мясом. На второе — жареный картофель, салат. Продукты свежие получаем постоянно. Хотя есть проблема с хранением их в жару. Холодильников не держим, потому что «едят» много света. А у нас генераторы дизельные, и приоритеты на расход электроэнергии четко расставлены. Впрочем уже осень, скоро с холодом проблем совсем не будет…

Гимн Украины слышат не только российские оккупанты на позициях, но и в пригороде украинского Донецка. Дома хорошо видно в обычный армейский бинокль, а установленный бойцами прямо под носом у врага на взлетно-посадочной полосе Государственный Флаг Украины также напоминает захватчикам, чья это земля

Юрий ИГНАТ

d097-d094d0bdd0b5d0bc-d092d187d0b8d182d0b5d0bbd18f-bereza-today-7595619emmanuel-macron-400x300-9613229d097d180d0b0d0b4d0b0-d0bfd0be-d0b0d0bcd0b5d180d0b8d0bad0b0d0bdd181d0bad0b8-400x300-8950893

Load More…