Новый отчет не указывает на Украину как возможный источник жидких ракетных двигателей (LPE), что движет ракеты межконтинентального диапазона, которые успешно испытаны Северной Кореей в прошлом году и проверенны в этом году. Поскольку мир обеспокоен фактом достижения ядерных и ракетных достижений Северной Кореи, тот путь, которым Пхеньян приобрел двигатели, вызывает значительный интерес, и утверждение о его поддержке имеют серьезные последствия.

Доклад, автором которого является Майкл Еллеман из Международного института стратегических исследований, предполагает внезапный успех северокорейских испытаний ракет благодаря недавней незаконной передаче технологий из России или Украины. Еллеман использует визуальный анализ для выявления северокорейских ракетных LPE, полученных от двигателей РД-250, разработанных российским «Энергомашем» и изготовленным украинским предприятием «Южмаш». В тот же день «Нью-Йорк Таймс» была опубликована статья, которая опирается на отчет Еллемана, но более четко выделяет украинский «Южмаш» как вероятный источник передачи технологий.

Предположение Еллемана о недавней передаче и источник передачи вызвали сомнения исследователей. Еллеман заявляет, что Северная Корея не имеет возможности разработать такие двигатели и поэтому, вероятно, импортировала готовые двигатели железной дорогой в течение последних двух лет из России, или Украины. Хотя Еллеман прямо не указывает на правительство Украины, или должностных лиц «Южмаша», он делает мощное предположение о том, что «Южмаш» является вероятным источником передачи, так как предприятие переживает тяжелые времена в связи с прекращением контрактов с Россией из-за российско-украинской войны. «Мы изучили гипотезу и считаем ее необоснованной», — заявляют исследователи Atlantic Council Мария Буджерин и Андрей Жалко-Титаренко.

«Южное на грани коллапса …»

Какими бы ни были нынешние финансовые проблемы «Южмаша», они блекнут по сравнению с проблемами начала 1990-х, когда гигантская военная промышленность оказалась без контрактов, а зарплату нужно было платить десяткам тысяч высококвалифицированных ученых. К тому времени Украина получала различные запросы от маргинальных стран на передачу ракетных технологий, включая от Северной Кореи, но всем было отказано. Зато, Украина присоединилась к Режиму контроля ракетных технологий (MTCR).

Хотя «Южмаш» уже не является крупнейшим производителем ракет, как прежде, он смог преодолеть сложности постсоветского переходного периода и успешно завоевать место на международных рынках, несмотря на бешеную конкуренцию. При таких условиях, помощь Северной Корее не только принесла бы чрезвычайный политический вред Украине, но была бы очень легкомысленной и, возможно, самоубийственной для космической отрасли Украины.

Конечно, в своем отчете и затем в соцсетях Еллеман подчеркивал, что он не обвиняет правительство Украины, или должностных лиц «Южмаша» в том, что они позволили передачу РД-250 Северной Корее, но предполагает, что коррумпированные инженеры и ученые могли поддаться на хороший контракт с Северной Кореей. Однако, по нашему мнению, это очень трудно сделать группе ученых без как минимум молчаливого согласия руководства «Южмаша», или Украины.

Коррумпированные ученые и одно-камерный РД-250

Второй ключевой аспект — это модификация двигателя РД-250 из двухкамерного на однокамерный. На фото с испытаний Северной Кореи видно, что они использовали LPE с одной камерой сгорания и насадкой с турбонасосом. Таким образом, необходимо было модифицировать оригинальный двигатель РД-250 и устранить одну из камер, модифицировать другую камеру и наладить турбонасос. Анализ Еллеманом этого вопроса недостаточен. Заявляя, что Северная Корея не может производить такие двигатели, он ничего не говорит о способности их модифицировать. Он также говорит, что неназванные «Западные эксперты», посещали КБ «Южное» и рассказывали про однокамерный двигатель, выставленный в университете рядом, и местные инженеры хвастались тем, что производили его.

Без соответствующего обоснования, это — лишь гипотеза. Также, чтобы модифицировать двигатель, «коррумпированные ученые» должны были иметь резерв неиспользованных РД-250. Однако, по сообщению бывшего главного инженера «Южное» Анатолия Шевцова, «Южмаш» производил только полностью скомплектованные двигатели с носителями. Только три полностью скомплектованных Циклона-2 пока сохраняются на «Южмаше».

КБ «Пивденне» и «Южмаш» занимаются коммерческой деятельностью, поэтому не могут позволить себе выработать ракетные двигатели на склад без соответствующей коммерческой цели. Даже если бы оставались РД-250 с советских времен, их модификация требовала бы проведение тестирований, работы инженеров и использования помещений и оборудования.

Более вероятно, что такую модификацию могла провести Северная Корея. Недавнее статья в «Diplomat» ссылается на разведывательные источники, указывающие, что в противовес предположению Еллемана, Северная Корея способна выработать двигатели LPE.

Логистика

Контрабанда ракетных двигателей из Украины через территорию России по железной дороге, как предполагает Еллеман, является наболее сложной, учитывая начало российской агрессии в 2014 году. Это не 25 граммов урана, которые можно спрятать в чемодане. Такую операцию нельзя было бы провести без привлечения чиновников, службы безопасности, транспортной инфраструктуры, банковской системы, пограничников и «Южмаша». Это кажется неправдоподобным, учитывая разрыв между деньгами и политикой после революции 2014 года. Финансовая компенсация со стороны Северной Кореи должна была составлять десятки миллионов долларов и такая доставка находится под вопросом.

С 2014 года «Южмаш» значительно усилил меры безопасности. Его сейчас охраняет полностью вооруженная Национальная гвардия. Железнодорожное сообщение между Россией и Украиной прерывалось из-за войны и в мае этого года Служба безопасности запретила большинство железнодорожных перевозок там, где они все еще оставались.

Все же необходимо найти ответ: почему двигатели Северной Кореи LPE подобны РД-250. Возможно, предполагает немецкий аналитик Норберт Брюгге, Северная Корея получила ракету R-36 во время развала Советского Союза и имела долгое время на то, чтобы изучить ее проект и модификации, а также создать собственный двигатель с или без помощи западных экспертов. Конечно, РД-250 разрабатывался российским «Энергомашем», который имеет полную инженерную документацию и испытывает финансовые сложности.

Нам не хочется указывать на тех, кто отвечает за передачу технологий в Северную Корею, принимая во внимание недостаток имеющейся информации о ядерной программе разных стран, но следует напомнить о том, что возможность передачи из Украины двигателей РД-250 Северной Корее, на которую намекнул Еллеман, намного менее правдоподобна, чем может показаться в первом чтении его доклада.

Авторы статьи: Марианна Будджерин — научный сотрудник программы «Управление атомной проблемой» и программы международной безопасности в Belfer Center в школе Кеннеди Гарвардского университета. Эндрю Жалько-Титаренко — физик-вычислитель и бывший вице-президент SpacePort Canada. В 1992-1994 гг. — депутат, а затем исполняющий обязанности директора Национального космического агентства Украины, а впоследствии — заместитель генерального директора межправительственного научно-технического центра Украины.

Перевод — Виктор Сокуренко