Россия получила очередной щелчок по носу. На этот раз от французской дипломатии. На совместной пресс-конференции с Сергеем Лавровым, министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан прокомментировал арест режиссера Кирилла Серебренникова. «Его домашний арест встревожил нас. Мы сожалеем о влиянии этого дела на художественное творчество в России», — сказал министр, выражая позицию своей страны. Причем, по наблюдению корреспондента Le Figaro, Лавров, услышав эти слова, не смог скрыть досады. Особой пикантности всей ситуации придало то, что дело происходило в Москве. Однако Ле Дриан не счел нужным скрывать отношение французов к этой истории.

В общем, доблестные российские власти опять не просчитали последствий очередного своего кульбита, а теперь пожинают плоды собственной глупости. Так было и с аннексией Крыма, и с вторжением на Донбасс, и с вмешательством в американские и французские выборы. К тому же они никак не поймут, что европейская политика устроена несколько иначе, чем та, где рулят скрепы. Например, позиция официальной Франции сильно зависит от того, что думает по этому поводу общество, а оно заняло очень активную позицию.

В воскресенье в Париже около пятидесяти артистов и театральных режиссеров собрались вместе, чтобы выразить протест против преследования Серебренникова, рассказала Le Monde. Встреча прошла в большом фойе Национального театра Шайо, где была организована фотосессия с плакатами в поддержку режиссера. Среди тех, кто пришел требовать свободы для своего коллеги, такие известные люди, как директор Авиньонского театрального фестиваля Оливье Пи, директор Национального драматического центра Нормандия – Руан Давид Бобе, актриса Изабель Юппер.

«Мы хотим предупредить общественное мнение, дать дополнительный инструмент для дипломатии и показать свой протест против того, чтобы свободу слова затыкали кляпом», — выразил общее мнение месье Бобе и указал на политический характер преследования. — Когда кто-то хочет убить свою собаку, то говорит, что она взбесилась. В течение многих лет этот художник подвергался давлению из-за свободы творчества. Подвергался давлению, потому что иногда он использует наготу в своих шоу, потому что он защищает права ЛГБТ, потому что он осуждает абсурдность авторитарного режима. И чем больше он известен, тем больше беспокоят его слова».

А в заявлении, опубликованном в интернете комитетом поддержки режиссера, указывается, что «обвинения людей искусства в растрате — это классические процессы диктатур». «Мы хотели бы надеяться, что современная Россия не вернется в худшую страницу своей политической истории», — говорится там.

Правда, с последним пожеланием они явно опоздали. Уже вернулась и явно не собирается ее переворачивать, с удовольствием слюнявя кончик. Украинцы, например, ощутили это на себе. И я далека от того, чтобы призывать жителей страны, атакованной Россией, сочувствовать Кириллу Серебренникову в то время, когда на востоке гибнут украинские солдаты и гражданское население. И, конечно, мне хотелось бы видеть бурную реакцию Европы на эти трагедии. Но фокус в том, что каждая новая дикость, устроенная Россией (пусть даже на своей территории и против своих граждан), вбивает очередной маленький гвоздик в крышку гроба имперского монстра. И когда-нибудь этих гвоздиков наберется достаточно.

Галина Кириллович