На каждой церковной службе мы возглашаем: «В мире Господу помолимся». И Писание нам утверждает: » Блаженны миротворцы.»

Идет четвёртый год войны. Солдатам на фронте неизбежно приходится убивать. Командирам отдавать приказы, которые несут смерть. Всё это непросто совместить с заповедью «не убий», если мыслить примитивно и однополярно.

Евангелие так часто нам указывает на амбивалентность окружающего мира, что некоторые горе-разоблачители воздевают руки, тыкают пальцами в христиан и, брызгая слюной, вопиют: «Смотрите! В их учениях противоречие на противоречии! Последователи Христа нелогичны и непоследовательны!»

Наряду с проповедью про блаженство миротворцев, Иисус утверждает: «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч» Мф.10. 34

Для мыслителя «от забора и до обеда» противоречие налицо. Для человека, пытающегося охватить глубину бытия, — никаких противоречий нет. Просто мир он разный бывает. Можно примирить кошку с собакой, тигра с ягнёнком, льва с Андроклом (преценденты в истории мы знаем). Но нельзя слепить в одно истину и ложь, добро и зло, правду и насилие, Бога и «русский мир». Господь приносит меч, дабы отсечь и разделить одно от другого — и в этом Его Суд.

Мы живём в такое время, когда нас пытаются убедить, что нельзя отличить вора от ограбленного, добро от зла, агрессора от жертвы, свет от тьмы. При этом даже как бы не убеждают, а говорят: «Да смотри сам, все с изъянами, все рябые, все виноваты, как можно принимать чью-то сторону? Будь выше этого и мудрее!» А потом поливают свои энтимемы соусом на основе рафинированного Евангелия для «чайников» про всепрощение и непротивление злу и — вуаля — вместо человека получается ещё один атом биомассы.

Во все времена люди одинаковые были. Святым на земле был лишь один Человек. И Его за это распяли. Все остальные были грешниками, все до единого ошибались и падали. Праведник — это не безгрешный человек. Праведник — это человек, который не смотря на свои ошибки и падения, всё равно старается сделать ПРАВИЛЬНЫЙ выбор. А правильный выбор это всегда встать, а не аки свиния в калу валятися.

И да, как правило «встать» — означает встать на чью-то сторону. Выбрать. При этой жизни не получиться воспарить и быть выше всех. Лишь у некоей субстанции в проруби получается болтаться там ни к одному краю особо не прибиваясь.

Но мы же тут про мир и «не убий» говорим, да? Так вот, лишение жизни не всегда убийство. Иногда это долг, и у солдата — в первую очередь. У Бога нет иных рук, кроме наших. Просто мир по-разному добывается. Иногда, чтобы добыть мир, нужно отрезать своим мечом зло, как заповедал нам Господь. Ибо враг, прожжённый в совести своей, стреляющий в детей, не остановится, пока кто-то извне не пресечёт его грех. Смерть — есть избавление от греха. И тогда убить зло — есть миротворчество и прекращение греха. Только надо помнить, что, посылая несколько грамм любви в жизненно важные органы, ты одновременно с этим прощаешь его и примиряешься с ним. Мы ведь не воюем с мертвыми. Мы просто несём мир.

А миротворцы блаженны, утверждает Писание.
Александр Дедюхин