Сначала немного истории. В апреле 2002 года бывший майор госохраны Николай Мельниченко дал показания Большому жюри Сан-Франциско, рассказав, что в его записях зафиксирован разговор двухгодичной давности: президент Кучма и руководитель Укрспецэкспорта Малев (впоследствии он погиб в таинственной автокатастрофе) ЯКОБЫ обсуждают детали «спецоперации» относительно возможной продажи в Ирак четырех станций «Кольчуга». Скандал нанес чрезвычайно мощный удар не только по Кучме (которого западные политики начали избегать, будто прокаженного), но и, по словам экспертов, по международному имиджу Украины в целом. И хотя «Кольчуг» американцы впоследствии в Ираке так и не нашли, но, как говорится, «осадочек остался». Все это происходило на фоне переговоров о вступлении Украины в НАТО и стало той причиной, которая сорвала вступление нашей страны в Альянс. В итоге и «Кольчуг» в Ираке не обнаружили, и Украина в НАТО не вступила.

Вчера, в одной из самых известных газет мира «The New York Times», появляется статья с громким заголовком «North Korea’s Missile Success Is Linked to Ukrainian Plant, Investigators Say» — «Северный корейский успех Missile связывается с украинским заводом, говорят исследователи». А некоторое время назад появилась подтвержденная информация о том, что США планирует передавать Украине летальное оружие, в том числе и «джевелины», которыми легко уничтожать российские танки. Я не стану поднимать вопрос почему мы ждем «джевелины» несмотря на то, что должны налаживать производство собственной «Стугны», но хочу обратить внимание на то, что этот скандал очень напоминает историю с «Кольчугами». Как только появляется информации о передаче Украине летального оружия, так сразу возникает информационный противовес о украинских двигателях, который нивелирует доверие к Украине, как к партнеру.

А теперь более подробно. «Успех Северной Кореи в испытаниях межконтинентальных баллистических ракет, как представляется, способных достичь США, стал возможен благодаря покупкам на черном рынке мощных ракетных двигателей, ВОЗМОЖНО, с украинского завода, исторически связанного с российской ракетной программой». Так пишет «The New York Times» со ссылкой на «данные экспертного анализа, опубликованного в понедельник, и засекреченные оценки американских разведслужб». Опять то самое предположение. Но в этот раз слово ЯКОБЫ заменили на ВОЗМОЖНО. Далее приводятся высказывания Майкла Эллмана, эксперта по ракетам в Международном институте стратегических исследований (International Institute for Strategic Studies, Лондон): “It’s likely that these engines came from Ukraine — probably illicitly,” Mr. Elleman said in an interview. “The big question is how many they have and whether the Ukrainians are helping them now. I’m very worried.” — «ВЕРОЯТНО, эти двигатели поступили из Украины — ВОЗМОЖНО, незаконно, — сказал Эллман в интервью. — Большой вопрос состоит в том, сколько их у них и помогают ли им украинцы сейчас. Меня это очень волнует». Предположение о том, что двигатели вероятно поступили из Украины произвели требуемый «заказчику» эффект. Некоторые журналисты и политики даже стали использовать их, как доказательство факта поставки. История с «Кольчугами» повторяется. Кто заказчик? Пусть это пока останется за рамками этой статьи. У нас достаточно противников, как в мире, так и в Украине, которые играют свою игру против нас. И не все они родом из России.

Теперь о том, что необходимо делать. Во первых, уверен, что необходимо срочно создать независимую комиссию с привлечением западных именитых экспертов и специалистов по данному направлению, для того чтобы отбелить международный имидж Украины. Мы обязаны определить первоисточник информации. Не тех, кто первый напечатал, а ту сторону, которая подсунула данную информацию эксперту. Понятно, что это должно делаться в рамках расследования, но мы должны бороться за информационную безопасность страны, а не традиционно лишь наблюдать за процессами. Принцип страуса, который регулярно исповедует руководство Украины, тут категорически не подходит. И история с «Кольчугами» тому доказательство. Выжидание или надежда, что со временем разберутся, не даст того эффекта, который нам необходим уже в ближайшее время. Результаты расследования должны быть публичными и базироваться не на выводах наших правоохранителей, а на официальных решениях международных экспертов, которые будут входить в комиссию.

Но в любом случае эта история очередной раз показывает, что несмотря на три года гибридной войны с Россией, в Украине так и не осознали важность информационного фронта. Министерство информации существует лишь номинально. Из-за этого мы по-прежнему проигрываем в информационном пространстве и несем политические и имиджевые потери.

Борислав Береза