Идея Эммануэля Макрона законодательно закрепить во Франции статус «первой дамы», каковой является супруга президента, натолкнулась на сопротивление значительной части общества. За две недели петиция против этого новшества собрала почти 300 тыс. подписей, что заставило главу государства пересмотреть свои намерения и объявить, что дело ограничится соответствующей хартией, которая не будет иметь силы закона. По сообщениям французских СМИ, подписанты опасаются, что закон о «первой даме» приведет к дополнительной нагрузке на налогоплательщиков. Кроме того, они полагают, что сейчас, когда разрабатываются законы о морализации политической жизни, воспрещающие супругам и детям депутатов и министров работать вместе с их «вторыми половинами» и родителями, нельзя делать исключение для жены президента.

Газета La Tribune приводит слова инициатора петиции Тьерри По Валетта – художника и борца за прозрачность в политике, отметившего, что «использование семейного труда в скором времени будет запрещено Национальным Собранием». По Валетт полагает, что нет причин, по которым супруга главы государства в такой ситуации должна получать бюджетные средства, пусть это и будет делаться официально. «Если и решать эту проблему, то через референдум», — уверен он.

Правда, Эммануэль Макрон, еще во время предвыборной кампании обещавший законодательно закрепить статус супруги президента, утверждает, что никаких дополнительных средств не потребуется. Он также говорит о том, что его инициатива направлена как раз на повышение прозрачности, а попытки закрывать глаза на существующее положение вещей характеризует, как лицемерие. Ведь французы вправе знать, какие обязанности выполняет первая дама страны и чем занимается ее аппарат. При этом президент подчеркивает, что его жена никогда не будет вмешиваться в принятие политических решений, а сфера ее деятельности будет ограничиваться общественными инициативами и благотворительностью, пишет Le Monde.

По мнению La Tribune, на попытку закрепить статус «первой дамы» законодательно, Макрона вдохновил американский опыт. В США соответствующий закон был принят в 1978 году. Согласно этому документу, первая леди Америки не получает зарплаты и не занимается политикой, но участвует в различных благотворительных проектах. Во Франции положение супруги президента до сих пор регламентировалось неписаной традицией, начало которой положила Мишель Ориоль – супруга Венсана Ориоля, возглавлявшего государство в период Четвертой республики. А расходы на мероприятия, связанные с женами французских президентов, всегда включались в бюджет Елисейского дворца. Например, в 2014 году они составили 450 тыс. евро в год, а во времена Карлы Бруни-Саркози достигали 720 тыс. евро.

«Хартия прозрачности», посвященная статусу первой дамы Франции, должна быть разработана к сентябрю. Причем, как пообещал представитель правительства Кристоф Кастанер, никаких изменений в конституции это не потребует. Значит ли это, что Эммануэль Макрон хотя бы частично отказался от своей идеи или просто избрал иную форму для ее воплощения, пока непонятно. Руководитель президентской фракции в Национальной Ассамблее Аврора Берж отметила, что французы имеют право знать, в чем заключается роль супруги главы государства. С ее точки зрения, призывы к прозрачности, сочетающиеся с нежеланием определить статус первой дамы и точно знать, сколько государственных денег расходуется на ее деятельность, сродни шизофрении.

Галина Кириллович