Вторая летная жизнь Александра Андреева началось непросто. Никто не знал, что делать с офицером. Перерыв в полетах — аж 23 календарных года! В гражданской авиации уже после пятилетней паузы надо проходить полный курс переобучения.

— Есть идеи? — спросил комбриг.

— Прошу две попытки, с инструктором, а затем возьму управление на себя. Сразу пойму, мое или нет. Почувствую, если что не так, отойду от дела, никого не буду мучить, — ответил Александр.

— Отчаянно … Надо подумать, — сказал комбриг, и через некоторое время мобилизованый летчик имел свой шанс. Два десятилетия как в воду канули. Он полетел, и еще как полетел …

Кровавый 2014-й, тяжелые бои, потери украинской армии зарубцевались на сердце Александра. Они были чрезвычайно тяжелые, но надо понимать, что враг нашпиговал район боевых действий огромным количеством современных средств ПВО и что в 2014-м мы имели Иловайск, батальонно-тактические группы россиян у себя в тылу. Авиация, особенно штурмовая, активно прикрывала наши войска с воздуха и наносила удары по вражеским группировкам. На те сотни боевых вылетов потери авиации были незначительны, хотя и очень болезненны.

В Кремле не были готовы к такому противостоянию, когда восстала вся Украина, мобилизовались тысячи людей с боевым опытом, «афганцы», миротворцы, заработало мощное волонтерское движение, за короткое время отечественная «оборонка» поставила в строй сотни единиц боевой техники.

— У нас в бригаде есть самолет, на фюзеляже которого — эмблема с цифрой 600. Это не бортовой номер, а количество боевых вылетов этого красавца. Он выжил в Афганистане, теперь здесь … Представляете, какая невероятная энергетика у этого Су-25 и как уверенно чувствует себя летчик в кабине. Эта уверенность играет важную роль в нашей профессии.

Су-25 Александра — не просто самолет. «Грача» он полюбил безумно. Кабину штурмовика летчик называет не иначе как рабочим кабинетом. Она не такая, как в других типах боевой авиации, а просторная, с великолепным обзором, что позволяет успешно работать по земле. Ведь штурмовик в основном наносит боевые удары с визуальной привязкой летчика к цели и местности. Одиннадцать точек подвески вооружения делают самолет настоящей воздушной крепостью. И ключевое его назначение — работа по земле.

Российские военные «стратеги», похоже, этого не знают, потому сбитый «Боинг» МН-17 сначала приписали украинскому летчику Волошину на штурмовике Су-25!

— Мы аж рты разинули от удивления, когда прочитали эту новость в Интернете, — рассказывает Александр. — И грустно, и смешно. Как им такое вообще пришло в голову. Су-25 имеет на вооружении ракеты класса «воздух-воздух» — Р-60, но они для близкого воздушного боя. Как самолет на высоте 7000 метров может поразить ими цель на высоте 10000?

В свое время Александр Андреев руководил собственным хлебозаводом. Мужчину не раз награждали, сватали в большую политику, однако …

Сейчас он не политик и не бизнесмен, а защитник Украины, один из лучших пилотов в Воздушных Силах.

Юрий ИГНАТ