На этой неделе ведущие СМИ Франции подробно освещали голосование по новым санкциям против России в американском Конгрессе. Тем более, что свою лепту в обсуждение животрепещущей темы внесли французские и европейские чиновники. Их обеспокоенность объясняется просто: санкции, если они будут утверждены президентом США, затронут многие европейские компании энергетического сектора, в том числе и французскую Engie.

Тем ни менее, в прессе эта тема обсуждалась довольно объективно. L’Obs, например, пояснила, что Россия фигурирует в законопроекте вместе с двумя enfants terribles мировой политики – Ираном и Северной Кореей. Причем, одна из этих стран обвиняется в терроризме, а другая – в запрещенных ракетных запусках. Этой краткой ремаркой комментарии исчерпываются, но, как говорится, скажи мне кто твой друг… То, что Путин под любым предлогом поддерживает двух изгоев, ставших проблемой планетарного масштаба, ни для кого не является секретом.

Про саму Россию говорится, что меры против нее принимаются как из-за попыток вмешаться в американские выборы, так и в связи с аннексией Крыма и продолжением агрессии на востоке Украины. Заключительным аккордом, иллюстрирующим ситуацию, стали слова республиканца Эда Ройса: «Если ничего не будет сделано, Россия продолжит свою агрессивную политику».

L’Obs также подчеркивает, что друзей Москвы среди конгрессменов можно по пальцам одной руки пересчитать: 419 – за санкции, 3 – против. Не сильно отличается и ситуация в Сенате (98 – за, 2 – против по аналогичному законопроекту). Проголосовав за законопроект, парламентарии на всякий случай ограничили и возможности президента США по отмене или ослаблению санкций. Международное французское радио RFI уже назвало это «уникальным механизмом», появление которого в нынешней ситуации не удивляет. Ведь Дональд Трамп никак не может определиться со своей позицией по России, хотя его риторика и стала жестче.

Правда, как полагает Libération, Трамп уже не откажется от своего обещания поддержать законопроект. У американского лидера, еще не так давно говорившего о намерении наладить отношения с Кремлем, просто нет выбора. На фоне расследования связей Дональда Трампа младшего и зятя президента Джареда Кушнера с Россией неподдержка санкций запросто может стоить ему президентства. А такое развитие событий в планы амбициозного Трампа явно не входит. Доказательством этому могут служить слова пресс-секретаря Белого Дома Сары Сандерс, заявившей, что «администрация поддерживает ужесточение тона в отношении России, в частности, путем введения санкций». Она, кроме того, добавила, что санкции будут действовать «пока ситуация в Украине не будет полностью урегулирована».

Отдельным пунктом СМИ пишут о возможном влиянии санкций на европейские компании. L’Obs считает, что теоретически под них могут попасть все партнеры проекта Nord Stream 2, который предполагает строительства газопровода в Германию стоимостью 9 млрд. евро. В первую очередь, это французская Engie, немецкие Uniper (бывший EON) и Wintershall (BASF), австрийская OMV и англо-голландская Shell. О том, что ситуация действительно непростая и затронуты серьезные интересы, свидетельствует официальная позиция Франции. «Этот законопроект в случае его принятия позволит принимать меры в отношении европейских физических и юридических лиц», — цитирует Le Monde пресс-секретаря Министерства иностранных дел Аньес Рамоте. По ее мнению, это не соответствует международному праву.

Не в восторге от американской инициативы и Европейская комиссия, которая полагает, что под угрозой оказалось энергоснабжение в ЕС. Теоретически европейцы могут отреагировать, закрыв доступ компаниям из США к своему кредитному рынку. Но на практике это маловероятно. Скорее начнется поиск компромисса, который позволит согласовать интересы. На данный момент удалось договориться, что санкции будут касаться только газо- и нефтепроводов, начинающихся на территории России, а не проходящих через нее. Этот момент, возможно, и справедлив. Через Россию, например, транспортируется нефть из Казахстана, который никакого отношения к российской агрессии не имеет. Однако, в целом, позиция Европы вызывает недоумение.

Хотя целью любого бизнеса является получение прибыли, есть на свете вещи гораздо более значимые, чем сиюминутная выгода. К таковым, например, относятся соблюдение международных договоренностей и принцип нерушимости границ. Без уважения этих базовых понятий международного права не может быть, в том числе, и успешной экономической деятельности. Ведь деньги, как и музы, любят тишину, а не грохот пушек. И если бизнес в погоне за длинным евро не в состоянии поставить себе некие моральные ограничители (в том числе, отказ от сотрудничества с агрессором), это за него должны сделать государства. Тем более, что европейцы не устают повторять о том, как важно уважать законы. Жадность уже стала причиной двух мировых войн и не хотелось бы экспериментировать еще раз, ввергая человечество в очередной кошмар.

Галина Кириллович