Активизация действий боевиков на востоке Украины привела к существенному росту потерь среди наших военных. На повестке дня — поиск асимметричных ответов.

Россия, заявлениями Захарченко о Малороссии и активизацией боевиков, проводит своеобразную подготовку к телефонному разговору лидеров Нормандской четверки, запланированному на 24 июля. Путин действует таким образом не впервые, пытаясь запугать собеседников эскалацией конфликта, который и без того в 2014-2015 годах был самым масштабным в Европе за последние 20 лет.

Чем должна отвечать Украина? Наши военные отвечают должным образом, и сомнений тут быть не может. Вооруженные Силы существенно изменились в последние годы, чувствуя и рост финансирования, и широкую поддержку неравнодушных и решительных граждан.

Однако Россия, смею предположить, не только готова к активизации боевых действий, но и провоцирует нас с помощью вылазок ДРГ и обстрелов из запрещенных видов оружия. Опять погрузить Донбасс в кровавое месиво тяжелых боев — реальное стремление хозяина Кремля, к которому он будет прилагать немало усилий.

Как должна ответить Украина? Наиболее эффективным ответом в условиях гибридной агрессии является асимметрия. То есть не только усиление военного потенциала, но и изменения внутри страны, необходимые преобразования, консолидация общества. Однако мы имеем парламентариев на каникулах, общество в системе координат «измена — победа» и реальную угрозу роста влияния пятой колонны. Такие, к сожалению, реалии.

Евгений МАГДА