Очередной политический блокбастер имени регламентного комитета Верховной Рады завершился, хотя и относительным, но все же успехом ГПУ и САП.

С пяти представлений прокуратуры на Народных Депутатов, Комитет полностью поддержал лишь одно — по Бориславу Розенблатту, а представление на Максима Полякова было поддержано частично.

Политическую победу в кейсе Розенблатта Генеральный прокурор назвал «наибольшим удовольствием из всех пяти дней удовольствия». Вопрос, который все же смущает больше всего, это — «Жуляны или Борисполь?», поскольку очень сомнительно бегство фигурантов по безвизу через очередь на Краковце или в Чопе.

Конечно же, то что привлечение Народных депутатов к ответственности за коррупцию стало возможным — безусловный успех, но в то же время совершенно очевидно, что посадки «держателей мандатов» за коррупционные преступления практически невозможны при существующей системе.

Необходимость законодательных изменений относительно избрания и преследования народных избранников за преступления, ставит на откровенную «грань» украинский политикум — с одной стороны нежелание подставляться, с другой — огромный запрос общества на топ-взяточников за решеткой. Ситуация INNOVATE OR DIE, из которой, на самом деле, только один выход — ограничение депутатской неприкосновенности и трансфер регламентного комитета ВР на свалку истории.

Депутатская неприкосновенность необходима, но она должна защищать депутатов исключительно от политического преследования, а не быть ширмой для укрытия от коррупционных преступлений.

Законодательно отделить преследования за политические взгляды и преследования за тяжкие или коррупционные преступления можно с субъективной точки зрения: для парламентариев политическая деятельность — это обязанность, выполняя которую, они получают оплату труда.

В совершении же преступлений, как правило, мотивационной составляющей является личное обогащение незаконным путём. То есть, в нашем случае, если депутат привлекается за обогащение незаконным методом, то это не может быть расценено как политическое преследование.

Наличие мандата, депутатского ли, судейского ли — не должно давать расширенные возможности для того, чтобы уйти от ответственности.

Что касается Комитета Верховной Рады по вопросам регламента, то он не может быть одним из участников в процессе привлечения депутатов к ответственности. Данный комитет составляют такие же депутаты, а возглавляет его представитель действующей коалиции, поскольку контроль над комитетами ВР — это вопрос политических квот, а не профессионального подбора кандидатуры Председателя.

Поэтому мы перед очевидным выбором — Inovate or die! Вопрос только в том, кого в украинском политикуме больше — инноваторов или самоубийц.

Евгений Калинин