Рассмотрение представлений Генеральной прокуратуры о лишении депутатской неприкосновенности шести парламентариев рискует стать для нынешнего созыва тем «черным лебедем», после которого Верховной Раде только и останется, что готовиться к перевыборам.

Пока Андрей Парубий праздновал под парламентским куполом 20-летие Хартии об особом партнерстве между НАТО и Украиной, в нескольких сотнях метров регламентный комитет рассматривал представление на лишение депутатской неприкосновенности Евгения Дейдея — первого из шести нардепов, к которым Генеральная прокуратура сформулировала претензии.

Логика генерального прокурора Юрия Луценко понятна: он пошел на беспрецедентное массовое представление парламентариев и намерен выжать из этой ситуации максимум для собственного имиджа. Генпрокурор — должность политическая, и Юрию Витальевичу рано думать о завершении карьеры. Тем более, что он намекнул на возможные претензии по отдельным бывшим и действующим министрам.

Дело Дейдея оказалась лакмусовой бумажкой для депутатов, которые осенью 2014-го клялись «продолжить дело Майдана». Как оказалось, на Майдане каждый стоял за разное, кто-то — за свое. Поэтому подозрение в незаконном обогащении — слабый аргумент для регламентного комитета, где большинство имеют представители коалиции. Иначе говоря, если бы они имели политическую волю, то сумели бы принять решение по каждому из подозреваемых прокурорскими работниками в нарушении закона. Ведь ни регламентный комитет, ни весь депутатский корпус не выносят приговор, это прерогатива суда.

Стоит ли обсуждать поведение Дейдея во время заседания комитета, его заявления, которіе колебались между вульгарным наглостью и ксенофобией? Вряд ли, потому его все равно спрячут на дальние позиции избирательного списка, если вообще включат в него. А вот осознать, что принцип круговой поруки в депутатском корпусе приближает досрочные парламентские выборы, стоит. Правда, без изменений избирательного закона это приближение не имеет никакого практического смысла. Замкнутый круг политической ответственности в натуральную величину — такова характеристика законодательного органа сегодня.

Евгений МАГДА