В далёком уже 2010-м году довелось мне прокатиться по делам в Россию, аж в Новосибирск. Так получилось, что человек, который меня должен был встретить, задержался. Я ждал его в аэропорту, не зная что делать дальше, куда ехать и что вообще думать. Просто потому что не мог позвонить — из-за какого-то сбоя, роуминг на моём Украинском номере не включился, а купить местную симку я попросту не смог. Дело в том, что в России нет предоплаченных сервисов и без паспорта гражданина России сим-карты не продаются. Да, в Москве на вокзале снуёт пацанва и предлагает втридорога зарегистрированные на местных бомжей (или чёрт знает на кого ещё) номера, но вот в Новосибирске, по крайней мере в тот конкретный момент, такого не было. Да, конечно же, я нашёл «сочувствующего» таксиста и сделал звонок, стоимостью в месячную абонплату, и решил все свои проблемы, но речь не об этом.

Я тогда серьёзно задумался о том, как одна маленькая мелочь в корне отличает свободное демократическое общество от тоталитарного государства. Просто напросто право на анонимность. Долго пытался объяснить это своему сибирскому знакомому, и мы до ночи с пеной у рта спорили о том, правильно это или нет. Главным его аргументом было:

— Да что ты паришься? Я же тебе купил номер, пользуйся сколько влезет, какие проблемы? Кому надо — найдёт себе номер и без паспорта.

И какие доводы я не приводил, так и не смог что-либо доказать. И прежде всего потому, что его всё устраивало. Наверное, среднестатистического гражданина Северной Кореи также всё устраивает. Просто потому что у него нет никакого выбора. Также, как нет выбора и у среднестатистического россиянина, но плевать, если честно, и на первых, и на вторых. Сегодня я узнал, что Нацкомиссия по связи и информатизации (НКРСИ) готовит паспортизацию SIM-карт, обосновывая это решение борьбой с преступностью и терроризмом. Приплыли. Чтож, видимо придется вспоминать мои доводы и озвучивать их здесь…

Итак, первое. Каждый человек имеет право на свою личную жизнь, своё личное пространство и комфорт. Право на анонимность, в конце концов. Когда государство обязывает давать свои личные данные при регистрации мобильного номера, оно этим как бы говорит нам: «мы всегда сможем узнать кто с кем и о чём говорил». И не надо оправдывать это борьбой с преступностью! Преступники всегда найдут выход и обходные пути. Это чистой воды попытка внедрения тотального контроля. А знаете почему? Из-за страха. Нынешняя власть прекрасно помнит, как закончила свой путь власть предыдущая. Поэтому не профессиональные бандиты или террористы пугают государственных мужей, они не несут им персональной угрозы, а вот инакомысление и настроения народа в целом — о да, они этого боятся. И они должны знать о чём мы говорим, с кем, когда и где.

Второе. Мы ведь в Европу стремимся, верно? А теперь давайте, объясните немцу, итальянцу или французу почему он не может купить себе сим-карту в Украине. Или по иностранному паспорту тоже можно будет купить номер? Ок, тогда объясните ему, почему в своей стране ему этого не надо делать и заодно рассказывайте о том, как Украина становится на еврорельсы и путь демократии.

Третье. Конечно же, моментально появится новый вид мошенников, которые будут продавать уже зарегистрированные непонятно на кого карточки. На вокзалах, на базарах, в гостиницах, через интернет. Будет ли это преступлением? Конечно, ведь любое нарушение закона — это преступление. То есть, в целях борьбы с преступностью, государство само создаёт целую новую нишу для жулья. Я уже молчу о том, что даже честного человека государство косвенно подталкивает к нарушению закона. Ну вот, к примеру, приедет к вам родственник, скажем, из Польши, и попросит помочь ему с сотовым номером. Неужели вы откажете? А это, как мы разобрались, преступление.

А теперь объясню название статьи. Вы знаете почему в Киеве возле остановок общественного транспорта нет урн? Просто когда-то давно, кажется перед Евро-2012, в два-три мусорника бросили взрыв-пакеты. «Чёрт возьми, это же прямая угроза терроризма!» — воскликнули чиновники, и распорядились убрать все урны возле остановок. Следуя такой же логике, если бы, предположим, в троллейбусе взорвалась сумка, то следовало бы запретить ношение сумок, а заодно и убрать все троллейбусы — чтобы не взрывались ни те, ни другие. Просто у нас такой антитеррор — без мозгов, без мусорников, и в перспективе без сим-карт. А мне остаётся только надеяться, что меня не посадят когда-нибудь просто за то, что пишу о том, что думаю.

Искренне ваш, Виктор Сокуренко.