Один из немногих законных методов контроля власти является мирная акция протеста. Когда граждане страны, несогласные с действиями правительства, выходят на улицу и выражают своё недовольство, не прибегая к насилию, но сильно раздражая самим фактом своего присутствия. Заблокировать здание, перекрыть дороги, всячески мешать функционированию бюрократического организма до тех пор, пока требования митингующих не будут выполнены — так в двух словах можно передать суть акции протеста.

Главным оппозиционером страны, которым, в результате какой-то космической глупости Администрации Президента, стал Михеил Саакашвили, была инициирована всеукраинская акция протеста с тремя главными требованиями: 1. Принятие нового закона про выборы народных депутатов Украины; 2. Создание антикоррупционного суда; 3. Отмена депутатской неприкосновенности.

Акцию поддержали немало политических сил, в числе которых «Батькивщина» Юлии Тимошенко, «Национальный корпус» Андрея Билецкого, «Свобода» Олега Тягнибока, Автомайдан, Демократический альянс и многие другие. Из наиболее известных депутатов — Мустафа Найем, Егор Соболев, Семен Семенченко, Владимир Парасюк, Игорь Луценко и ещё множество других. При этом обращаются митингующие персонально к Президенту страны и Главе Верховной Рады.

Прогулка по правительственному кварталу города Киева во время этой акции оставила двоякие ощущения. Первое — количество заборов, рамок металлоискателей, полицейских и солдат Национальной Гвардии слегка удивило. Таких мер не припомню давно, странно, что БТРы не подъехали. Да, я понимаю, что очень велика угроза провокаций, и недавние новости от СБУ это подтверждают, но ТАКОЕ количество силовиков — это уже не противодействие угрозе провокации, это прямая демонстрация страха перед штурмом. И люди с боевым опытом, участвующие в сегодняшнем мероприятии (с обеих, кстати, сторон), с моим мнением целиком согласны.

Второе. Под Нацбанком пенсионеры мирно отрабатывали свои деньги за участие в митинге. Никак не связанном с акцией имени Саакашвили, но мило дополняющие картинку, демонстрирующую уровень истинного положения дел в государстве. Старички мило улыбаются, сёрбают чаёк и традиционно понятия не имеют за что стоят (опрошено человек десять случайным методом). Тем не менее, полицейскими, на всякий случай, усилены и меры по охране главного банка страны. Возможный штурм пенсионерами — тоже страшная штука, согласитесь.

Третье. Количество митингующих непосредственно в этой «Главной акции страны». Да, по людям видно, когда они проплачены, а когда — выходят за идею. И тут именно второй случай, но… Всё время меня не покидало ощущение, что людей вышло гораздо меньше, чем было приготовлено для них флагов. И однозначно меньше, чем пришло на эту же акцию полицейских. Да, здесь я встретил половину фронтовой передовой образца 2014-го года. Но при этом, все фронтовики представляли отдельные политические течения и силы, и каждый преследовал свои цели через участие в данной акции. И это очень болезненно резануло глаз.

А теперь краткие выводы. Люди обратились к Президенту с тремя главными требованиями, два из которых — совпадают с требованиями Президента к Парламенту и поддерживаются Спикером. При этом, как Президент, так и Спикер, вместо того, чтобы выйти и сказать: «а действительно, давайте ка поднажмём, ребята!» — закрылись тремя кордонами полиции от людей, которые требуют того же, чего они сами хотят. Теперь я точно знаю что такое когнитивный диссонанс. Возникло ощущение, что за протестом против власти ощущается желание дорваться до нее тех, кто либо был отстранен, либо лишь хочет. А значит людей опять используют. Вернее используют их желание перемен и недовольство властью.

И главный вывод из этого такой: страна запуталась в количестве оппозиций, оппозиционеры запутались в том, чего они требуют, власть, вне зависимости от того, какую политическую силу представляет — традиционно не предпринимает даже попыток пойти на диалог. И среди всей этой вакханалии количество людей под знамёнами становится всё меньше и меньше. Возможно, потому что наши люди уже неоднократно научены горьким опытом и чувствуют искренность намерений. А в текущих Украинских реалиях эти намерения одинаковы — менять рулевых, но не менять курс судна, дорваться до штурвала, но не для того, чтобы его крутить, а для права называться капитаном.

Виктор Сокуренко

d097d0b0d0b4d0b5d180d0b6d0b0d0bd-d09fd180d0b8d0b7d180d0b0d0ba-400x300-5900916d181d0b8d182d183d0b0d186d0b8d18f-d0bdd0b0-d184d180d0bed0bdd182d0b5-400x300-3731360

Load More…