Журналистами Bereza Today не так давно был выявлен факт продажи авиазаводом «Антонов» (который, напомню, находится в государственной собственности) деталей для «Воронежского Акционерного Самолётостроительного Общества». Эти детали предназначались для выполнения Воронежским заводом заказа Министерства обороны России на производство самолётов АН-148. Народным депутатом Бориславом Берёзой было подано обращение в Службу безопасности Украины с просьбой расследовать обстоятельств данной сделки и проверки её законности.

Каково же было удивление, когда пришёл ответ, объясняющий, что да, данная сделка действительно произошла, никаких нарушений закона в ней не выявлено, поскольку решение о продаже авиа-деталей в Российскую Федерацию принималось на заседании межведомственной комиссии по вопросам военно-технического сотрудничества и экспортного контроля при СНБО Украины. Вот скан-копия ответа СБУ, почитайте:

А теперь давайте вместе попробуем его проанализировать. Первое, что резануло глаз, без привязки к самой теме запроса, это формулировка «военно-техническое сотрудничество» в контексте отношений с Российской Федерацией. Какое, простите, у нас СЕЙЧАС может быть «военно-техническое» сотрудничество с ними??? Давайте спросим у любого человека, который воевал ранее или воюет сейчас на востоке Украины, давайте спросим у матерей, жён и детей, которые не дождались своих мужчин с фронта, давайте спросим у людей, которые потеряли свои дома и работы — как они относятся к сотрудничеству с Россией в общем, и к военно-техническому — в частности.

Теперь непосредственно о деталях и самолётах, для которых они предназначаются. Да, АН-148 — это пассажирский самолёт. То есть прямой поставки для использования в производстве вооружений мы, по факту, не имеем. И, возможно, именно этим обосновано решение комиссии, которое дало зелёный свет этой сделке. Но. Любой пассажирский самолёт в собственности Министерства Обороны — военного ведомства — используется исключительно в военных целях! Да, с этих АНов не будут сбрасывать бомбы на мирные Украинские города, да, на них не поставят пулемётные турели и не обвесят ракетами класса «воздух-земля». Но оперативная переброска штаба, или групп специального назначения им целиком по силам. А оперативность в военных операциях — это самое главное, спросите у любого кадрового офицера.

В связи со всем вышеперечисленным, возникает три вопроса к Совету Национальной Безопасности Украины: 1. Насколько правильным является решение о продаже деталей для производства самолётов на нужды Министерства обороны страны, оккупировавшей часть Украины? 2. Возможно ли, что принятие данного решения — это ошибка, и тогда кем и в результате каких факторов она допущена?

3. В случае, если это всё же ошибочное решение — последуют ли разбирательства и понесут ли наказание виновные?