Отец-настоятель Александр Дедюхин — один из самых (если не самый) известных и популярных священников Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата в интернете. На его страничку в фейсбуке подписаны 10 тысяч человек, но каждую запись при этом читают в среднем около 15 тысяч, как говорит нам статистика.

Отец Александр, при этом, человек современный и интересный. А самое главное — с отменным чувством юмора, и не стесняющийся называть вещи своими именами. «Я уже давно служу. Могу и стукнуть. Эта страница — моя территория, так что не учите как надо писать.» — написано в описании к его странице. Такой подход ломает стереотипы, сложившиеся о священнослужителе, с этого мы и начали свой разговор.

— Каково быть отцом-настоятелем, популярным в интернете?

— Тут всё просто. Хочешь нести Слово Божие — надо, чтобы тебя слушали. Чем более ты популярен, тем больше людей тебя слушает. Но тут важно не столько, чтобы слушали, сколько чтобы ещё и прислушивались. А у нас сложно нести опиум для народа, если народ тебя не знает, — смеётся отец Александр, — Ведь на самом деле, что важно? Открытость и доступность церкви для каждого. Я же не просто пишу, что мне вздумается, а свожу всё к духовности, стараюсь помочь человеку открыть для себя истину.

— Но вот такой нестандартный стиль общения — это осознанный выбор, или просто так получилось?

— Момент со стандартами, на самом деле, достаточно интересен. У нас ведь как воспринимают попа? Как анахронизм, который ходит, размахивая кадилом, и постоянно «окает» в общении. А откуда это повелось? Ещё со времён советской власти, когда церковь выполняла две функции — агентурная сеть КГБ и дискредитация религии и веры. Образ глупого, толстого и жадного священника навязан нам советской пропагандой. В то время, как во всём мире священники — это вполне современные люди, так же как и все шагающие в ногу со временем.

В плане же того, как веду общение именно я — просто я такой человек и стараюсь оставаться самим собой, не преследуя какие-либо стандарты. Стандартизация — вообще зло, ведь все люди разные и у каждого свой путь, написанный ему Богом. И каждому, в итоге, нужен свой священник — кому-то скромный и смиренный, кому-то — такой, как я. Главное, что конечная цель одна — всем необходимо прийти к Богу.

— А много ли прихожан обращаются именно к вам, благодаря вашей странице в Фейсбуке?

— Ну конечно же. Смотрите, каждый мой пост читают десятки тысяч человек. Собрал бы я такое количество на проповедь в церкви? Да никогда. А благодаря интернету, я имею такую возможность. Ко мне в Полтаву приезжают не только люди со всей Украины, даже из других стран.

— А бывают ли попытки исповедоваться через интернет?

— Ну конечно бывают. Но тут же надо правильно понимать что такое исповедь, а что такое — духовная беседа и разницу между ними. В конце исповеди я должен отпустить грехи, я должен физически находится рядом с исповедующимся. Возможны, конечно, варианты, когда человек находится где-то очень далеко, где вокруг нет ни церкви, ни батюшки, а он чувствует острую необходимость исповедоваться прямо сейчас — тогда это можно сделать, скажем, по телефону… Но когда человек сидит у себя дома в Днепропетровске и просит меня исповедать его, то я конечно же предлагаю ему посетить для этого церковь. А дистанционно могу провести с ним духовную беседу.

Поймите, смысл — привести человека в церковь. Сделать так, чтобы он причастился, привести его к Христу. И интернет — это как один из способов, рупор для священника. Приблизительная ситуация сложилась в своё время на Западе в связи с развитием радио — когда священники вели проповеди в радио-эфире. У нас этого не было, а вот в большинстве стран мира это очень хорошо помогало. Так и интернет — средство, но не церковь.

— Но вот в тех же Штатах есть интернет-церкви, например, там это вообще всё развито…

— У них есть концепция развития и видение того, как это должно быть. Соответственно, в этом направлении они и двигаются. У нас такого пока что нет и близко. 2-3 священника, ведущие активную деятельность в интернете, и на этом всё. А тут важно, чтобы на уровне руководство всей Украинской Православной Церкви было принято глобальное решение — куда и как нам в этом направлении двигаться. Для этого необходимо понимание целей, для этого необходимы средства, команда профессионалов. Но изначально — воля руководства.

— А у нас пока с патриархатами определиться не могут.

— Здесь уже больше вопрос к другому руководству. Руководству страны. Почему, например, Московский патриархат имеет приоритет перед остальными конфессиями? Вот недавно в Ровенской области выделили большой кусок заповедной земли под монастырь Московскому патриархату.

— Что же тогда делать? Запретить их?

— Нет, что вы, упаси Господь. Запрещать — это вообще плохо. Надо для начала для самих себя осознать что такое вообще Украинская Православная Церковь. Собрать собор и создать Украинскую поместную церковь, объединяющую. А Московский патриархат — оставить его таким, какой он есть, только убрать из его название слово «Украинский». Пусть люди видят, что это церковь из страны-агрессора и сами для себя делают выбор куда им обращаться. Но Украинская церковь должна быть прежде всего УКРАИНСКОЙ и управляться из Киева, а не выполнять указания из Москвы.

— Кто может инициировать такое?

— Президент. Возможно — депутаты Верховной Рады собрать инициативную группу, поднять этот вопрос и решить его. Это, на самом деле, очень несложно, для этого всё есть. Кроме, пока что, желания у власти.

— А не расколет ли это общество?

— Общество раскалывают запреты и разрушения. Созидание и объединение общество только сплотит. Понимание того, что такое единая Украинская церковь, приведёт к пониманию того, что такое единый Украинский народ.

Честно скажу, последняя фраза оказалась настолько мощной, что на ней я решил остановиться пока что в нашем общении с отцом Александром, взяв с него обещание о том, что это был не последний раз, ведь собеседник он более, чем интересный. А также о будущих его публикациях в нашем издании, которые, как мы надеемся, начнутся с сентября.

Виктор Сокуренко