Россия начала очередное наступление на французскую демократию. Именно так можно охарактеризовать два, на первый взгляд, не связанных друг с другом события: запуск франкоязычной версии телеканала RT (бывшая Russia Today), которое должно состояться в декабре, и открытие в Марселе «представительства» так называемой «ДНР», запланированное на ближайший понедельник.

Начнем со второго, скорее анекдотичного, чем опасного. Действительно, появление на юге Франции донецких «дипломатов» не вызывет ничего кроме здорового смеха у любого, кто хоть сколько-нибудь знаком с французским законодательством. Достаточно исчерпывающе эта ситуация обрисована в официальном заявлении посольства Франции в Украине: «Организация, которую вы называете «представительским центром во Франции Донецкой народной республики», зарегистрирована как ассоциация в соответствии с законом 1901 года, который не требует предварительного разрешения. Французские власти не предоставляют официального признания этой ассоциации, которая не имеет дипломатического статуса и не может пользоваться соответствующими привилегиями и иммунитетом».

К этому можно добавить, что по закону 1901 года во Франции создано более миллиона различных ассоциаций, большая часть которых совершенно аполитична. Букинисты, филотелисты, рыболовы, любители народных промыслов и иностранных языков – перечислять можно до бесконечности. Чтобы организовать подобный клуб по интересам достаточно выбрать президента, секретаря и бухгалтера и объявить о появлении нового сообщества на специализированном сайте. То есть некие фаны «ДНР» создали общественное объединение, не имеющее никакого политического и дипломатического веса. За серьезное событие это мелкое происшествие могут принять только любители «русского мира», замороченные кремлевской пропагандой. Плохо тут то, что ассоциация имеет возможность проводить различные мероприятия, привлекая внимание к своим идеям. С другой стороны, трудно представить жителей Марселя или любого другого французского города, которые валом валят на подобного рода междусобойчик.

А вот с вещанием телеканала RT все гораздо серьезнее. Франция уже столкнулась с российской технологией манипулирования общественным мнением во время предвыборной кампании, а сейчас прессинг может оказаться куда более жестким. Осторожный оптимизм, правда, внушает то, что потуги путинской пропаганды пустить корни в Пятой республике не остаются незамеченными. Первые попытки проанализировать новую реальность во французских СМИ уже появились. Например, сайт lesinrocks.com опубликовал подробное интервью с Максимом Одине, докторантом университета Париж – Нантер, исследования которого как раз посвящены «российской мягкой силе» (так здесь чаще всего определяют пропаганду).

По его мнению, российский телеканал без сомнения является как «агентом влияния», так и инструментом российской внешней политики. В первом качестве он представляет зарубежной аудитории события внутри России, представляя их с точки зрения правительства. Во втором – стремится адаптироваться к зрителям, используя реальные проблемы той или иной страны, но с четкой ориентацией на позицию Кремля. Скажем, в Латинской Америке это антиамериканизм и поддержка левых идей, в арабских странах — пропалестинские взгляды, в Европе – евроскептицизм и антилиберализм. Иными словами, линия канала всегда совпадает с политической линией Путина в отношении конкретного региона или государства.

Во Франции RT, всегда позиционирующая себя, как альтернативный источник информации, конечно, будет противопоставлять себя наиболее авторитетным медиа Пятой республики – France 1 и France 2, Le Monde, Le Figaro, Libération. А основной упор, с точки зрения Максима Одине, будет сделан на «болевые точки» западного общества – реформа трудового законодательства во Франции, европейский миграционный кризис, инциденты между полицией и афроамериканцами в США. При этом публике ничего не сообщат о том, что большая часть этих проблем в том или ином виде характерна и для России.

При этом Максим Одине не считает, что российских пропагандистов ждет большой успех в борьбе за умы и сердца французов. «Французская аудитория «потребляет» очень мало международных СМИ. В этом ее отличие от российской, ближневосточной, африканской или латиноамериканской публики, — говорит он. — Конечной целью является охват франкоязычной аудитории в Бельгии, Швейцарии, Канаде и, конечно, франкоязычной Африке». Если говорить о выборах, то реальное влияние RT на французских избирателях является маргинальным, полагает исследователь. В отличие, например, от кибератак, которые проходят уже по другому ведомству. «RT привлекает в основном «протестную» аудиторию и ее способность мобилизовывать за пределами своего предпочтительного периметра часто переоценивается», — уверен месье Одине.

И все же расслабляться не стоит. Путин, который вознамерился идти на четвертый срок, ожидаемо заинтересован в укреплении своего влияния далеко за пределами России. И если для этого ему понадобиться дестабилизировать Европу, обеспечив приход к власти самых маргинальных сил, он без сомнения сделает все, чтобы это произошло. А подконтрольные СМИ ринутся исполнять монаршую волю даже до официальной команды.

Галина Кириллович