Положительная тональность переговоров Петра Порошенко с Эммануэлем Макроном не должна убаюкивать украинское руководство, ведь нормандский формат — это сложная геополитическая игра в восемь рук.

Напомню, что накануне встречи украинского и французского президентов в Париже, Ангела Меркель и Эмануэль Макрон выразили готовность продвигать вперед Минский процесс. Это, конечно, не означает, что лидеры Германии и Франции не в курсе неэффективности существующего переговорного формата — она заметна давно и невооруженным глазом. Однако, политические лидеры ведущих стран ЕС не могут себе позволить выйти из существующей матрицы процесса поиска путей урегулирования, не предложив необходимой замены.

Отсюда вопрос: пойдет Россия на изменение этого формата? Ответ кажется отрицательным, поскольку Путину выгодно притворяться миротворцем и пытаться публично одурачить западных лидеров. Кремль играет по собственным правилам, игнорируя нормы международного права. Фактически, Россия выжидает более благоприятный для себя момент, чтобы перейти к политическому контрнаступлению, однако сейчас говорить о нем не приходится.

Идея Макрона — садиться за стол переговоров в формате Нормандии для обсуждения конкретных предложений — хороша, но ее выполнение может столкнуться с сопротивлением России. Сейчас у французского президента прикрыты внутриполитические тылы, однако это не означает, что Путин легко примет его инициативы. Причина проста: у Кремля нет никакой заинтересованности в урегулировании на Донбассе и эвакуации на собственную территорию десятков тысяч боевиков и коллаборационистов, чтобы не утверждала российская пропаганда.

Поэтому, относительно быстрого урегулирования на Донбассе не стоит иметь лишних иллюзий, это процесс длительный и наполнен проблемами. Однако, добрый диалог Макрона и Порошенко дает шанс на новое качество украинско-французских отношений, ведь с 1991 года диалог между Киевом и Парижем нельзя назвать ни слишком интенсивным, ни переполненным доверия. Наша страна для Франции традиционно была в тени России. И здесь стоит обратить внимание не только на память об Анне Ярославовне в выгодном для Украины ракурсе, но и о признании Францией и Германией факта российской агрессии в Донбассе.

Евгений МАГДА

Ранее мы писали как во Франции отреагировали на визит Украинского президента.