Первое, что меняется при переезде в Европу – это мироощущение. Оказавшись во Франции, я не сразу смогла отделаться от чувства тревоги, которое возникает у постсоветского человека, вынужденного контактировать с чиновниками, брать кредит в банке или обращаться к врачу. Ожидание подвоха, некачественных услуг или банальной грубости уже заложено в генах несколькими поколениями и, наверное, нужно столько же времени, чтобы его оттуда изгнать. Французы уже давно создали у себя такую модель государства и общества, где подобное практически не происходит, а отдельные исключения из правил – скандал и повод для серьезного разбирательства. Даже знаменитая французская бюрократия, воспетая классиками, не про это. Да, здесь и в самом деле бывает нужен ворох бумаг – как для получения удостоверения личности, так и, скажем, для покупки недвижимости, но это не превращается в хождение по инстанциям, как по кругам ада. Многие нужные документы можно заказать дистанционно и получить по почте, а потом остается отдать укомплектованное досье и заняться другими делами. Все будет сделано в положенный по закону срок. Никаких «принесите еще вот эту справку», как правило, не бывает. Как и намеков на возможное решение проблемы с помощью денег.

Крайне редко возможны форс-мажоры и тогда нужно корректно напомнить чиновникам об их обязанностях. Ответом будут извинения и максимально быстрая выдача документа. Но это действительно форс-мажор. За почти четыре года жизни в стране у меня был лишь один случай, когда префектура затянула со сроками – из-за болезни сотрудника. Это неприятно, но катастрофы никакой нет, так как все решается не за счет клиента и никто не попытается свалить на вас вину. Даже, если вы сами по незнанию и невнимательности допустили какой-то промах (но не нарушили закон) в 99 процентах случаев из 100 вам пойдут навстречу. Характеристика всей этой системы – фраза, которую произнесла сотрудница префектуры, когда я извинилась за то, что забыла сделать ксерокопию и принесла подлинник: «Мы работаем для того, чтобы вам помогать».

Кстати, мне приходилось сталкиваться с людьми, которые по старой «совковой» привычке пытались решить вопрос «левым путем». Одна дама из России долго искала знакомых чьих-нибудь знакомых, чтобы ускорить получение годового вида на жительство. У себя дома она справлялась с проблемами именно так. Найти нашла, но в итоге получила ровно те неприятности, которых хотела избежать – нервы и волокиту. Слушая ее историю, сопровождаемую сетованиями на то, как во Франции все сложно, я думала, что это ровно та ситуация, которую описывает известная фраза: «Если не знаешь, как поступить, поступай по закону». Да, в Европе это именно так.

Другой пример – выборы. Французам незнакомы опасения подтасовок и вбросов, столь естественные для постсоветского избирателя даже в относительно свободных странах. Каждый голос фиксируется электронным образом прямо у избирательной урны, печать ставится в электоральную книжку, которая остается у избирателя, а после завершения голосования можно прийти на участок и понаблюдать за подсчетом. Результаты публикуются в режиме реального времени на сайте Министерства внутренних дел. Причем, там можно посмотреть не только как проголосовал тот или иной департамент или крупный город, но и любая деревня. При такой системе любое нарушение всплывает мгновенно и желающих рисковать обычно не находится. Поэтому люди могут сомневаться в честности того или иного кандидата, но никак не в результатах выборов.

Тем не менее, французы то и дело чем-то недовольны. Только на моей памяти было несколько крупных забастовок. Иногда это раздражает, потому что перестает ходить транспорт или на заправках исчезает бензин. Иногда требования кажутся чрезмерными. Иногда к мирной манифестации профсоюзов присоединяются анархисты и начинают бить витрины. Но демократия – это живая система, которую нельзя утвердить раз и навсегда. Она существует там, где готовы отстаивать ее каждый день даже, когда кажется, что вся работа давно сделана. Готовы отстаивать как от поползновений отдельных политических сил, так и от анархистов.

Кстати, именно в этой готовности, по моему разумению, состоит одно из главных отличий Украины от России. Поэтому Украина пусть и медленно, но меняется, вставая на европейский путь. А Россия на полной скорости мчится назад, в архаическое прошлое. Пример, который может войти в учебники политологии.

Галина Кириллович